Январь 29, 2016

Наказание: есть ли польза?

«Это излюбленный метод всех. Если поведение неправильное, мы прежде всего думаем о наказании. Ругаем ребенка, шлепаем собаку, урезываем зарплату, налагаем штраф на компанию, преследуем инакомыслящих, вторгаемся в страну и т. д. Но наказание – довольно грубый способ изменения поведения. Фактически в большинстве случаев наказание не помогает вовсе». (Из книги Карен Прайор «Не рычите на собаку»)

703
0
Пару слов от редактора

Когда я читала эти строки, я вспоминала школьные времена, пионерию и принципы воспитания советского времени. Как на нас тогда пытались повлиять, изменить поведение, исправить, сделать хорошими и удобными для общества? Нерадивого ученика выставляли перед всем классом и позорили, стыдили, обвиняли, рассказывали о его бездарности, о том, что он не такой как все, что он плохой и прочее. По логике вещей, это должно было заставить школьника пересмотреть свое поведение, измениться, ну и для других пример – не нужно дескать такого делать, если не хочешь, чтобы отчитывали тебя.

Было ли это эффективно? В какой-то степени да. Конечно, мало кому приятно, когда его выставляют перед публикой и позорят. Поэтому нормальный ребенок старался избежать повторного унижения. И не всегда для этого нужно было отказаться от того, за что тебя наказали. Иногда достаточно сделать так, чтобы тебя просто не поймали.

В общем, о достоинствах и недостатках такого метода воспитания, мотивации, «вдохновения» читайте ниже. Информация взята из книги Карен Прайор «Не рычите на собаку».

Если наказание не сработало, нужно…?

Прежде чем рассмотреть, что можно и чего нельзя достичь наказанием, отметим, что происходит, когда оно применено и не возымело действия. Допустим, мы наказали ребенка, собаку или служащего за какое-либо поведение, а это поведение возникает снова. Разве мы говорим «Хм, наказание не подействовало, не попробовать ли что-нибудь другое?» Нет. Мы усиливаем наказание. Если выговор не помогает, пробуем шлепок. Если ваш ребенок принес дневник с плохими отметками, у него отбирается велосипед. А если в следующий раз дневник снова плохой, у него отбирается и льдянка. Ваши служащие не проявляют должной расторопности. Пригрозите им. Не помогает? Урежьте их зарплату.

По-прежнему никакого результата? Прекратите выплату жалования, оштрафуйте, отдайте под суд! Плетка не изменяет поведения еретика? Можно попробовать испанский сапог или дыбу.

Самое страшное в усилении наказания то, что этому поистине нет предела. Поиски такого наказания, которое было бы действенным, не встречается у обезьян и слонов, но занимает людей во все времена, известные истории, а может быть, даже и с доисторических времен.

Причинно-следственная связь

Одна из причин, почему наказание обычно не действует, заключается в том, что оно не совпадает по времени с нежелательным поведением; оно возникает после, а иногда, как в случае, судебного законодательства, много позже. Поэтому у субъекта может не образоваться связь между наказанием и своими прежними действиями; у животных этой связи не образуется никогда, людям тоже это обычно не дается. Если бы каждый раз при краже у вора отрывался палец, а неправильно запаркованная машина вспыхивала, я думаю, что воровство и штрафы за паркование практически не существовали бы.

Наказание не научит получать высокие оценки. Максимум – у ребенка изменится мотивация и он попытается изменить поведение, чтобы избежать наказания.

Даже если субъекты понимают, за что их наказали, они не могут в настоящее время уменьшить себе наказание только потому, что не могут изменить своих действий в прошлом. Сейчас вы ничего не можете сделать с плохими оценками в дневнике, которые уже получили, поэтому ребенку, которого родители наказывают, ничего не остается, как получить наказание.

При наказании субъект не учится тому, как изменить поведение. Наказание не научит ребенка, как получить более высокие оценки. Большее, на что может рассчитывать наказывающий, это что у ребенка изменится мотивация: ребенок попытается изменить будущее поведение, чтобы избежать будущего наказания.

Наказание как мотивация?

Научиться изменять поведение, чтобы в будущем избежать его последствий – выше понимания большинства животных. Если охотник ловит свою легавую собаку, предназначенную для охоты на птицу, и лупит за то, что она гонялась за кроликами, то собака не ведает, какое именно из предыдущих действий вызывает наказание. Она станет больше бояться хозяина, что с этих пор может позволить ему отзывать собаку, когда она гоняет кроликов. Сама по себе порка не повлияет на травлю кроликов.

Между прочим, кошки, по-видимому, особенно тупы по части ассоциирования наказаний со своими преступлениями. Подобно птицам, они просто пугаются и ничему не учатся, когда их запугивают, вот почему считается, что дрессировать кошек трудно. Их действительно нельзя обучать карательными методами, но они сама живость при обучении на положительном подкреплении.

Наказание или угроза наказания не помогает в научении изменять текущее поведение. Если нежелательное поведение имеет такую сильную мотивацию, что субъекту необходимо его продолжение (красть пищу, когда голоден, быть членом какой-либо группы в подростковом возрасте), то наказание и его угрозы учат его не попадаться. В режиме наказания неуловимость быстро нарастает – печальная ситуация в семейной установке, но не столь сильно выраженная в обществе в целом. Кроме того, влияние повторяющегося или жестокого наказания имеет некоторые очень неблаговидные стороны: страх, ярость, чувство обиды, даже ненависть в наказываемом, а иногда и в наказывающем тоже. Эти душевные состояния не способствуют обучению (если только у вас нет цели обучить субъекта страху, ярости и ненависти – эмоции, которые иногда специально развиваются у террористов).

Эффект эффективности

Одна из причин, почему мы считаем наказание действенным, это та, что иногда поведение, приведшее к наказанию, прекращается – если субъект понял, какое из действий наказуемо, если мотивация данного действия невелика, если боязнь будущего наказания велика, и наконец, самое главное, если субъект может контролировать поведение (например, наказание не может помочь, когда ребенок мочится в постель). Но ребенка, которого как следует отругали, когда он впервые раскрасил цветным карандашом стену, можно вполне успешно отучить портить дом. Человек, который смошенничал с подоходным налогом и был за это оштрафован, может и не попытаться сделать это снова.

Наказание может успешно прекратить какое-либо поведение при его зарождении, если оно замечено рано и не превратилось в укоренившуюся привычку, и если наказание само по себе является для субъекта новостью, неожиданностью, к которой человек или животное не потеряли чувствительности.

За все время моего воспитания родители наказали меня всего дважды (и то лишь отругав), один раз в шесть лет за мелкую кражу и второй раз в пятнадцать лет, за то что пропустила школу и заставила всех волноваться, думая, что меня похитили. Чрезвычайная редкость наказания в значительной степени способствовала успеху. Оба типа поведения прекратились тут же.

Осторожно: ловушка!

Если наказание оказалось эффективным для прекращения поведения, то такая последовательность событий является мощным подкреплением для наказывающего. В дальнейшем наказывающий стремится вновь прибегнуть к наказанию. Меня всегда поражала возникающая у некоторых людей великая вера в действенность наказания. Я видела ее проявление и защиту со стороны борющихся за дисциплину – школьных учителей, великолепных спортивных тренеров, властных руководителей, благонамеренных родителей. Их собственное наказывающее поведение может поддерживаться мизерными успехами, тонущими в трясине не столь уж хороших результатов, и может длительно существовать, несмотря на то, что логика свидетельствует об обратном – несмотря на наличие в той же самой школе других учителей, других тренеров, руководителей, генералов, президентов или родителей, пример которых показывает, что можно добиться таких же или лучших результатов без применения наказания.

Кто на свете всех сильнее?

Наказание часто используется как своего рода реванш. Наказывающему может и не быть дела до того, изменится или нет поведение жертвы, он или она лишь берут реванш, и иногда даже не над самим наказуемым, а над обществом в целом. Вспомните о косных чиновниках, которые со скрытым удовольствием с помощью чуть заметных приемов затягивают или препятствуют вам в получении разрешения, ссуды или пропуска в библиотеку; вы оказываетесь наказанными, да и они тоже.

Наказание является подкреплением для наказывающего, так как оно демонстрирует и способствует сохранению доминирующего положения. До того момента, когда парень вырастет настолько, что сможет оказать сопротивление своему грубому отцу, отец считает себя сильнейшим (главным) и является таковым на самом деле. Это в действительности может являться одной из главных побудительных причин, лежащих в основе стремления человека к применению наказания: установить и сохранить доминантное положение. Наказывающий может быть прежде всего заинтересован не в определенном поведении, но в получении доказательств своего главенствующего положения.

Наказывающий может быть прежде всего заинтересован не в определенном поведении, но в получении доказательств своего главенствующего положения.

Иерархия доминантности, борьба за нее и ее проверка являются наиболее существенной чертой всех социальных групп, начиная со стаи гусей и заканчивая правительствами. Но, по-видимому, только люди научились пользоваться наказанием для того, чтобы получать вознаграждение в виде главенствующего положения. Поэтому, когда вы собираетесь применить наказание, подумайте, хотите ли вы, чтобы собака, ребенок, супруг, служащий изменили данное поведение? В таком случае – это проблема обучения, и вы должны отдавать себе отчет об ограниченности наказания как обучающего приема. Или вы действительно хотите отыграться? В этом случае вам следует подыскать более полезное самоподкрепление.

А может, на самом деле вы хотите, чтобы собака, ребенок, супруг, служащий, народ соседней страны и т. д. не проявляли неповиновения? В чем бы это ни проявлялось, вы хотите, чтобы субъект перестал идти против вашей воли и суждений? В этом случае это борьба за доминантное положение, и это лежит на вашей совести.

1155029_51353nothumb500

Чувство вины и стыд

Чувство вины и стыд являются формами самонаказания. Трудно найти другое столь же неприятное чувство, как холодная рука чувства вины, сжимающая ваше сердце; этот тип наказания является чисто человеческим изобретением. Некоторые животные, в первую очередь, конечно, собаки, могут проявлять смущение или стыд (например, если случайно напачкают в доме). Но, я думаю, нет таких, которые тратят время на переживание чувства вины за прошлые действия.

Степень вины, которую мы относим к себе, варьирует в широких пределах. Один человек чувствует релаксацию и удовлетворение, совершив преступление, а другой чувствует вину, держа во рту жевательную резинку. Множество людей не испытывают чувства вины и стыда в своей каждодневной жизни, и не из-за своего совершенства или полной бесчувственности, но потому, что они реагируют на собственное поведение по-разному. Если в прошлом они совершали что-либо, что доставило им неприятности, они не повторят это вновь. Другие повторяют одну и ту же ошибку снова и снова – ведут себя глупейшим образом в обществе, говорят гадости тем, кого любят, — несмотря на то, что на следующий день всегда испытывают чувство невероятного стыда. В качестве метода изменения поведения стыд стоит в одном ряду с поркой и любым другим видом наказания – он не очень эффективен, так как приходит слишком поздно.

Так что, если вы являетесь человеком, наказывающим себя таким образом (а большинство из нас склонны к этому, вспоминая о том, что делали в раннем детстве), вы должны отдавать себе отчет, что это решение совсем не обязательно является тем, что вам надо. У вас могут быть веские основания хотеть избавиться от поведения, которое вызывает у вас чувство вины, но тогда вы сможете достичь больших успехов с помощью другого метода или комбинации методов, а не самонаказанием.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2015 «ЯПсих!»

Разработка - студия "Слово"